...дышать...не дышать...
Николас сделал шаг к ней, и Ада попыталась забиться в щель между столом и окном. Странно было, что она не кричала, но, возможно, ужас лишил её голоса.
Сцена, однако, уже привлекла внимание и посетителей, и работников кафе. Проходящий мимо «бутонец» застыл с подносом, заставленным маленькими чашечками из-под спирта, с его лица наконец-то исчезла улыбка. Его коллеги-собратья столпились в дальнем конце зала, явно не будучи способными приблизиться к источнику неприятных ощущений – Аде. Чтобы почувствовать исходящий от девушки ужас, не надо было быть «бутонцем», но бедняги из Цветочного Рая чувствовали его во сто крат лучше и сами мучились от этого. Их способность к эмпатии была сейчас очень некстати.
Из служебного помещения появился менеджер, а может и сам хозяин, в сопровождении здоровенного, даже по меркам своей расы, ингландца, находящегося в агрессивной фазе.
-Что происходит? – уже издали спросил менеджер-хозяин с решительным видом; подойдя ближе, он удивлённо и радостно (последнее показалось неуместным) воскликнул:
-Ада!
Девушка посмотрела на него, но отреагировала, скорей всего, не на своё имя, а на громкий голос. Хозяина (всё же, наверное, это был он) она явно не узнавала и смотрела на него с не меньшим ужасом, чем на Николаса, да и остальные люди в кафе не вызывали у неё приятных эмоций.
Николас тяжело вздохнул.
-Ада, - сказал он. Девушка дёрнулась, но не посмотрела на него. Николас продолжил:
-Четырнадцатый, пятнадцатый, шестнадцатый…
Никакой реакции.
-Семнадцатый? – вопросительно произнёс Николас, и Ада, наконец, отреагировала. Выражение ужаса исчезло с её лица и тут же сменилось изумлением.
-Что происходит? – лёгкого акцента, который пять минут назад вдруг прорезался у неё, больше не было. Она увидела хозяина и, запнувшись, сказала:
-Та… русий? Не думала, что ты тут будешь… лично. Ты с охраной?
Она брезгливо осмотрела ингландца и выбралась из щели.
-Это вы что-то натворили? – она подозрительно и холодно обратилась к Николасу.
-Боюсь, что в этот раз действительно виноват я, - без капли раскаяния ответил Николас. «Бутонец», снова заулыбавшись, закивал: «Сейчас-сейчас» и помчался с подносом на кухню.
-Хочу ещё торта, - пробормотал Николас, возвращаясь на своё место. – И потом счёт.
-Минуточку, - Тарусий опомнился и, отослав жестом тут же начавшего сдуваться ингландца, подошёл к их столику. – Здравствуй, Ада.
-Привет, - не слишком радостно ответила девушка. – Давно не виделись.
-Давно, - согласился Тарусий. – Представь меня своему другу.
-Коллеге, - поправил его Николас. – Только… мы с вами некоторым образом знакомы, господин Альфа.
-Что? – одновременно и удивлённо спросили хозяин и Ада. Она посмотрела на Тарусия и ойкнула:
-Ох, ты прав!
Тарусий, устав удивляться, молча ждал объяснений.