...дышать...не дышать...
Счастливый «бутонец» принёс десерт: маленькую вазочку с земляничным мороженым для Ады и огромную порцию сливочного торта с маленькими песочными пирожными – для Николаса.
-Я люблю сладкое, - довольно сказала Николас, перехватив взгляд девушки в сторону его тарелки. – Тебя это удивляет?
-Нет, - спохватилась Ада. – Мне всё равно. Ещё что-нибудь расскажете?
-Конечно, - согласился Николас, примериваясь к торту. – Для того чтобы над нашим столом не повисло неловкое молчание, я расскажу о моём последнем задании.
Когда он начал рассказывать, Ада сначала подумала, что он шутит, потом - что издевается: удивительно подробно, дотошно и точно он пересказал своё последнее дело так, будто читал вслух собственноручно составленный по нему отчёт. С сохранением всех канцеляризмов, юридических оборотов, обусловленных законом и правилами фирмы отступлений, Николас, поедая торт и сохраняя добродушно-расслабленное выражение лица, в течение получаса монотонным голосом вёл этот рассказ.
-Такое было дело, - заключил Николас и съел последнее пирожное.
Ада закивала головой, но было больше похоже, что она покачивается.
-Отлично, - понизив голос, сказал Николас и перебрался на место рядом с Адой. Взяв девушку за руку, он наклонился к её уху и ещё тише произнёс:
-Расскажи мне, почему кафе называется «Тринадцатый».
Ада продолжала покачиваться и молчала. Николас на секунду задумался, прикидывая, как лучше «переключить» её на ответ, и решил идти сам простым путём:
-Десятый, одиннадцатый, двенадцатый… тринадцатый. Правильно?
Ада резко вздрогнула и посмотрела на него:
-Вы кто? – спросила она; её голос не изменился, но слова она стала выговаривать совсем по-другому. – Где я?
Она вырвала руку и вскочила, оглядываясь с неподдельным испугом.
Николас тоже поднялся, и Ада отшатнулась от него. Она попыталась обойти стол со стороны окна, но там было слишком узко, и, зацепившись, девушка оперлась на стол, чтобы не упасть. Она смотрела на Николаса уже с настоящим ужасом человека, который не понимает, где он, как он здесь оказался и чем эта ситуация ему угрожает.