...дышать...не дышать...
Когда они вернулись в офис, там творилось что-то удивительное. Офис был пуст, не было не только специалистов (которых, на самом деле, было трудновато застать в это время на рабочих местах; те из сотрудников, что не были на выезде или не составляли отчёты, страдая духовно и физически, исчезали из офиса по таинственным делам; редко-редко кто-то, кому почему-то некуда было идти в этот день, оставался маяться здесь бездельем), но и вездесущих менеджеров и даже техработников, которые выбирали для приведения в порядок рабочих мест именно это – спокойное дневное время. Ада не удивилась этому, не зная, собственно, как должен был бы выглядеть офис в эти часы, но Николас удивлённо протянул:
-Хм…
-Эй! – недоумённо воскликнула Ада, пытаясь включить рабочий экран. – Что это с ним?
Николас взглянул на свой, но пытаться включать не стал, а вместо этого сказал:
-Пойдём-ка пообедаем.
-А разве обеденный перерыв не через полтора часа? И надо же писать отчёт…
При слове «отчёт» Николас явно вздрогнул и нервно оглянулся.
-Не произноси этого слова без надобности, - твёрдо сказал он. – А то оно привлекает менеджеров, а пока нам с ними лучше не общаться.
Николас, всё ещё оглядываясь, потянулся к вешалке, хотя та была пуста.
-Что вы ищёте? – с интересом спросила Ада.
-Твой плащ, - сказал Николас.
-Тепло, я пришла так, - ответила девушка.
-Тепло, - пробормотал Николас, - вот в Вокхре тепло, а здесь… Однако, задерживаться не стоит. Пойдём.
-А ваш плащ где? – спросила Ада, вставая.
-В машине, - ответил Николас, подгоняя её жестами. – Обед не ждёт, вперёд-вперёд.
На лестнице Николас шёпотом сказал:
-Видела что с офисом?
-А что с ним? – так же шёпотом спросила Ада.
-Вот именно, - мрачно подтвердил Николас, замедляя шаг, проходя мимо двери второго этажа, где размещалось начальство. – Либо у нас очень срочная всеобщая летучка вон там, - он кивнул на дверь, - на ней лучше не присутствовать. Либо что-то случилось такое у нашего босса, что все разбежались, чтобы не попадаться ему на глаза.
-Странно, - задумчиво сказала Ада. – Я видела нашего директора на собеседовании, он такой милый человек.
-Обыкновенно – да, - кивнул Николас, открывая ей входную дверь. – Обыкновенно, но он же ингландец.
-Не может быть, - неуверенно возразила Ада.
-Ингландец-ингландец, - ответил её напарник. – И когда что-то такое… неожиданно неприятное случается, что заставляет его слишком сильно нервничать, он превращается… сама понимаешь, во что. Так что будет обедать как можно дольше. Какую ты знаешь самую далеко расположенную отсюда приличную забегаловку?
Ада засмеялась:
-У моего бывшего однокурсника есть кафе на окраине города. Там вкусно и недорого.
-Окраина города – очень хорошо, - похвалил Николас. – Как называется кафе?
-«Тринадцатый», - ответила Ада и остановилась. – Это машина?
То, что Николас называл «машиной», возможно, было ей когда-то, но после очевидно вложенных в неё денег, времени и фантазии превратилась в подобие обкатанного речного камешка. Если бы не сохранившиеся некоторые признаки, и узнать-то автомобиль в этом было бы нельзя. Совершенно гладкая, но не блестящая, а какая-то шершавая, всем своим видом она будто говорила: «Прокачу с ветерком! С ураганом!». Аде стало страшно. Если бы кроме этого чудовища на улицы было бы припарковано что-то ещё, у неё была бы надежда, что этот автомобиль принадлежит не Николасу, а кому-то другому. Но больше ничего способного передвигаться видно не было, к тому же, по совести говоря, Николасу такая машина шла.
-Да, это Мифуса, - заметил Николас. – По этому неудачнику не скажешь, но он помешан на скорости и на технике, все заработанные деньги в это вкладывает. Совершенный маньяк, ты знаешь. Я этого не понимаю, люблю классику. Мой автомобиль за углом.