...дышать...не дышать...
Пространство «внутри мозга» клиента, с одной стороны, почти не отличалось от реального мира, сохраняя, например, ту же физику, с другой же стороны, оно как-то сразу давало понять незваным гостям, что они уже не у себя дома. Пока твой взгляд упирался во что-нибудь, этот предмет оставался чётким, но стоило начать смотреть на что-то другое, как краем глаза ты замечал: предмет начинает расплываться и терять очертания. Таким образом, чётким оставалось только пространство прямо перед тобой, а окружающее вытягивалось в некое подобие туннеля с призрачными стенами, и казалось, что скорость, с которой ты двигаешься, просто огромна.
Коридор закончился небольшой круглой комнатой с бугристым полом и потолком, теряющемся где-то очень высоко. Николас вошёл в комнату, как ни в чём не бывало, а Ада, только сделав несколько шагов, резко остановилась.
-Вот теперь меня мутит, - пробормотала девушка. Пол прогибался под ногами и производил впечатление чего-то живого, от чего исходил тёплый воздух и едва уловимый характерный запах.
-Мы в мозге, а не в желудке, - подбодрил её Николас. – Иди сюда.
Взяв себя в руки, Ада вышла на середину комнаты. Через секунду они почувствовали, как пол мелко задрожал и довольно быстро пошёл вверх.
Подъём продолжался достаточно долго, и всё равно они, кажется, не проехали и половины высоты комнаты, когда часть стены комнаты закончилась и открылся большой проём.
-Быстро, быстро, - сказал Николас, подхватывая Аду за локоть и увлекая к проёму, пока живая платформа не миновал его. Они спрыгнули с платформы и оказались в следующем коридоре, который, по счастью, был совсем коротким и привёл их в комнату для дискуссий. Именно в комнату для дискуссий, оформленную по всем правилам и в стиле Правого мира – с настенной росписью в голубых тонах, круглым потолком, мозаичным полом, где повторялись выложенный малюсенькими глиняными плитками фразы из «Перелесья». В центре комнаты стоял традиционный треугольный стол, за двумя его сторонами сидели господа Альфа и Омега, а третья явно была предназначена для Николаса и Ады.