• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:00 

Тринадцатый (14)

...дышать...не дышать...
-Предлагаю арестовать, - сказал Николас, но сам следил за приближающимся «бутонцем», даже не столько за ним, сколько за подносом в его руках, заставленным мороженным.
-Не хотите платить по счёту, что ли? – взвился Тарусий.
-Ты подожди, - Ада возбуждённо дёрнула его за рукав. – Помнишь, когда на первом курсе мы были самими бедными студентами, твой дядя подписывал нас на эксперимент? Ну тот, что проходил в тринадцатом…
Она осеклась, но Николас уже радостно обернулся к ней:
-Да-да, - с интересом сказал он. – Продолжай, пожалуйста.
-В тринадцатом корпусе, - мрачно сказала Ада.
-Помню, - признал Тарусий. – А ты, обычно, предпочитаешь не помнить, – он вдруг сладко зажмурился.
-Убери, пожалуйста, это выражение с лица, - нетерпеливо сказала Ада. – Лучше вспомни, что с нас снимали «мерки».
-Ага, - ответил Тарусий, проигнорировав её просьбу.
Николас поедал мороженное с огромной скоростью, внимательно наблюдая за ними. Тайна «тринадцатого корпуса» его действительно интересовала – как способ заставить Аду забыть возможные вопросы о том, что и почему произошло с ней десять минут назад. Учитывая, что Николас был непосредственно причастен к этому.
Ну и о деле забывать не стоило.
-Твоя «мерка» пьянствует в качестве фантомной личности в голове нашего клиента! – разозлилась Ада.
-Ага, - машинально ответил Тарусий, и умильно-масляное выражение, наконец-то, исчезло с его лица. – Э…
-Так и есть, - кивнул Николас, вставая. – Счёт, пожалуйста, принесите.
Ошивающийся рядом «бутонец» кивнул и умчался.
-А вас мы вызовем повесткой, - Николас обратился к Тарусию. – Думаю, на завтра.
«Какой повесткой, ты о чём?» - удивилась Ада.
«Если мы сейчас же не двинемся в обратный путь, шеф нас съест, даже не превращаясь», - оплачивая счёт, ответил Николас и почти бегом направился к двери
-Жди вечером повестки, - поспешно крикнула Ада, хватая свою сумку и догоняя напарника. – На завтра!

16:47 

Тринадцатый (13)

...дышать...не дышать...
Николас сделал шаг к ней, и Ада попыталась забиться в щель между столом и окном. Странно было, что она не кричала, но, возможно, ужас лишил её голоса.
Сцена, однако, уже привлекла внимание и посетителей, и работников кафе. Проходящий мимо «бутонец» застыл с подносом, заставленным маленькими чашечками из-под спирта, с его лица наконец-то исчезла улыбка. Его коллеги-собратья столпились в дальнем конце зала, явно не будучи способными приблизиться к источнику неприятных ощущений – Аде. Чтобы почувствовать исходящий от девушки ужас, не надо было быть «бутонцем», но бедняги из Цветочного Рая чувствовали его во сто крат лучше и сами мучились от этого. Их способность к эмпатии была сейчас очень некстати.
Из служебного помещения появился менеджер, а может и сам хозяин, в сопровождении здоровенного, даже по меркам своей расы, ингландца, находящегося в агрессивной фазе.
-Что происходит? – уже издали спросил менеджер-хозяин с решительным видом; подойдя ближе, он удивлённо и радостно (последнее показалось неуместным) воскликнул:
-Ада!
Девушка посмотрела на него, но отреагировала, скорей всего, не на своё имя, а на громкий голос. Хозяина (всё же, наверное, это был он) она явно не узнавала и смотрела на него с не меньшим ужасом, чем на Николаса, да и остальные люди в кафе не вызывали у неё приятных эмоций.
Николас тяжело вздохнул.
-Ада, - сказал он. Девушка дёрнулась, но не посмотрела на него. Николас продолжил:
-Четырнадцатый, пятнадцатый, шестнадцатый…
Никакой реакции.
-Семнадцатый? – вопросительно произнёс Николас, и Ада, наконец, отреагировала. Выражение ужаса исчезло с её лица и тут же сменилось изумлением.
-Что происходит? – лёгкого акцента, который пять минут назад вдруг прорезался у неё, больше не было. Она увидела хозяина и, запнувшись, сказала:
-Та… русий? Не думала, что ты тут будешь… лично. Ты с охраной?
Она брезгливо осмотрела ингландца и выбралась из щели.
-Это вы что-то натворили? – она подозрительно и холодно обратилась к Николасу.
-Боюсь, что в этот раз действительно виноват я, - без капли раскаяния ответил Николас. «Бутонец», снова заулыбавшись, закивал: «Сейчас-сейчас» и помчался с подносом на кухню.
-Хочу ещё торта, - пробормотал Николас, возвращаясь на своё место. – И потом счёт.
-Минуточку, - Тарусий опомнился и, отослав жестом тут же начавшего сдуваться ингландца, подошёл к их столику. – Здравствуй, Ада.
-Привет, - не слишком радостно ответила девушка. – Давно не виделись.
-Давно, - согласился Тарусий. – Представь меня своему другу.
-Коллеге, - поправил его Николас. – Только… мы с вами некоторым образом знакомы, господин Альфа.
-Что? – одновременно и удивлённо спросили хозяин и Ада. Она посмотрела на Тарусия и ойкнула:
-Ох, ты прав!
Тарусий, устав удивляться, молча ждал объяснений.

18:36 

Тринадцатый (12)

...дышать...не дышать...
Счастливый «бутонец» принёс десерт: маленькую вазочку с земляничным мороженым для Ады и огромную порцию сливочного торта с маленькими песочными пирожными – для Николаса.
-Я люблю сладкое, - довольно сказала Николас, перехватив взгляд девушки в сторону его тарелки. – Тебя это удивляет?
-Нет, - спохватилась Ада. – Мне всё равно. Ещё что-нибудь расскажете?
-Конечно, - согласился Николас, примериваясь к торту. – Для того чтобы над нашим столом не повисло неловкое молчание, я расскажу о моём последнем задании.
Когда он начал рассказывать, Ада сначала подумала, что он шутит, потом - что издевается: удивительно подробно, дотошно и точно он пересказал своё последнее дело так, будто читал вслух собственноручно составленный по нему отчёт. С сохранением всех канцеляризмов, юридических оборотов, обусловленных законом и правилами фирмы отступлений, Николас, поедая торт и сохраняя добродушно-расслабленное выражение лица, в течение получаса монотонным голосом вёл этот рассказ.
-Такое было дело, - заключил Николас и съел последнее пирожное.
Ада закивала головой, но было больше похоже, что она покачивается.
-Отлично, - понизив голос, сказал Николас и перебрался на место рядом с Адой. Взяв девушку за руку, он наклонился к её уху и ещё тише произнёс:
-Расскажи мне, почему кафе называется «Тринадцатый».
Ада продолжала покачиваться и молчала. Николас на секунду задумался, прикидывая, как лучше «переключить» её на ответ, и решил идти сам простым путём:
-Десятый, одиннадцатый, двенадцатый… тринадцатый. Правильно?
Ада резко вздрогнула и посмотрела на него:
-Вы кто? – спросила она; её голос не изменился, но слова она стала выговаривать совсем по-другому. – Где я?
Она вырвала руку и вскочила, оглядываясь с неподдельным испугом.
Николас тоже поднялся, и Ада отшатнулась от него. Она попыталась обойти стол со стороны окна, но там было слишком узко, и, зацепившись, девушка оперлась на стол, чтобы не упасть. Она смотрела на Николаса уже с настоящим ужасом человека, который не понимает, где он, как он здесь оказался и чем эта ситуация ему угрожает.

22:44 

Тринадцатый (11)

...дышать...не дышать...
-О, у нас все столики тринадцатые, господин, - с радостной улыбкой и невообразимым шелестяще-щелкающим акцентом ответил официант. По акценту сразу стало ясно, что он «бутонец», выходец из Цветочного Рая – самого странного мира во всей Связке.
-Господину должен понравиться вот этот столик у окна, - продолжал «бутонец», плавно указывая на один из свободных столиков. – Господин любит столики у окна.
-Твой друг процветает, - сообщил Николас Аде, направляясь к столику. – Нанимать «бутонцев» мало кому по карману, очень уж они хороши.
-И завозят их малыми партиями, - вежливо поддержала Ада тему.
-Точно. Любезный, - обратился Николас уже к официанту, - принеси нам… ну, сам знаешь чего.
«Бутонец» не прекращал улыбаться всё это время, но теперь его улыбка растянулась буквально от уха до уха. Убрав уже приготовленное меню, «бутонец» поспешил на кухню, слегка покачиваясь, будто его гнул лёгкий ветерок.
-Я предпочитаю не подкармливать их лишний раз, - продолжая тему, сказала Ада. – Мы вполне могли заказать по меню.
-Зачем же лишать их удовольствия, если нам этого ничего не стоит, - добродушно возразил Николас. – Ты когда предпочитаешь рассказать мне, почему кафе называется «Тринадцатый», - сейчас или когда подадут горячее?
-Не раньше, чем мы раскроем наше нераскрываемое дело, - тут же разозлившись, ответила Ада. – Не могли бы вы не приставать ко мне с этим?
-Вообще, наверное, мог бы, - задумчиво ответил Николас. – Но о чём мы тогда будем говорить?
-А расскажите мне о себе, - ехидно ответила девушка. – Это прекрасная тема.
-А почему бы и нет? – ответил Николас. И рассказал.
Начал он с того, что всё детство мечтал быть первопроходцем. В том захолустном мирке, где он родился, это была самая романтичная и самая прибыльная профессия. Увенчанные славой, первопроходцы уходили в другие миру через единственный стабильный портал, которым никто в мирке не умел управлять, и попадали кто куда. Окружённые легендами, часть из них возвращались с добычей – кто с украденной технологией, кто с ворованными «чудесами», кто просто с морей денег и драгметаллов. Осенённые тенью богатства, они спускали крупные суммы на необходимое и излишнее, и совершенно не нужное.
Пока один из них не вернулся с ключом от портала и картой Связки миров. Этот момент считается официальным вступлением мира Николаса в Связку. После этого начались обычные вещи – миграция, адаптация, ассимилирование. И семья Николаса переехала в поисках лучшей доли в какой-то серединный мир. Там Николас и выучился на администратора переговоров, а потом сбежал в Центр, купившись на вакансию, которая показалась ему тогдашнему – наивному и простодушному – верхом удачи.
С наивностью и простодушием пришлось проститься, когда выяснилось, что ему одному практически с нуля придётся поднимать одну небольшую администраторскую фирму.
-Два года я там отпахал, - распиливая ножом жёстокое мясо, поделился Николас. – Через два года мой «рабский» контракт истёк, и я тут же ушёл оттуда. Они валялись у меня в ногах, - самодовольно заметил он и стал тщательно пережёвывать мясо, щурясь от удовольствия. – Отлично приготовлено, просто отлично. Да, в ногах. Ещё бы, за два года я от безысходности стал специалистом весьма и весьма неплохим. Всё приходилось делать самому, самому же приходилось учиться, не было никого, кто мне что-нибудь подсказал бы. Зато потом я сразу попал в «Ловушку» - это было три года назад, здесь меня оценили по достоинству.
-Скромность – ваша самая сильная черта, - заметила Ада. – Как вы можете это есть? Оно же пересушено.
-Я могу это есть удовольствием, - ответил Николас. – Причём тут скромность, я просто адекватно себя оцениваю.

16:17 

Тринадцатый (10)

...дышать...не дышать...
У Ады возникло подозрение, что Николас сделал это специально, как будто он мог предвидеть её реакцию на страшный автомобиль Мифуса. Его собственная машина действительно была «классической», кажется, что её создали ещё в пятую эпоху или в каком-то провинциальном мирке, где время отстаёт лет на двести.
Впрочем, перемещаться эта классика могла с вполне достойной скоростью, если судить по тем первым десяти минутам поездки, пока Николас не помнил, что спешить вовсе не следует. Удивительно, но с какой-то детской серьёзностью он дальше действительно использовал все доступные средства для того, чтобы потянуть время, вплоть до совершенно мошеннических манёвров – соблюдения ограничения скорости, выбор наиболее извилистого пути с заездом по всем пробкам Столицы.
…Ада проснулась, когда они уже миновали центр и, похоже, стояли в последней настоящей пробкой перед въездом в южный пригород.
-Доброго обеденного перерыва, - вежливо сказал Николас.
-А? – озадаченно переспросила Ада.
-Ну как это правильно переиначить «С добрым утром»?
-А… понятно, - Ада неловко потянулась. – Давно я заснула?
-В первой пробке. Неужели всю ночь не спала?
Ада смущённо улыбнулась.
-Почему «Тринадцатый»? – спросил Николас, когда они миновали пробку.
-Я не помню, - после продолжительного молчания ответила Ада; вопрос явно испортил ей настроение. Николас скосился на неё и едва заметно усмехнулся.
Раскрашенное в невероятно синий цвет здание кафе издали выделялось среди бледно-зелёных и серых домов окраины, но не только своей яркость, а ещё и необычной формой. Как и на всех окраинах, здешние дома больше походил на коробки, лишь изредка отличаясь чем-то от своих соседей. А это здание походило больше на мини-цирк, на маленькое шапито, так давно приехавшее на гастроли, что шатёр успел окаменеть.
-Твой друг – оригинал, - сказал Николас, паркуя машину.
-Да, он такой, - согласилась Ада.
-Надеюсь, в отношении меню он более консервативен.
-Не беспокойтесь, - холодно ответила Ада, - меню здесь … классическое.
Обстановка тоже была вполне классической, если не считать того, что числом «13» автор дизайна пользовался излишне часто, сумев даже придать ножкам и спинкам стульев форму, напоминающую об этом числе. «13» было на поверхности столов, на плитках пола, на окнах и стенах.
-Потрясающее место, - обрадовался Николас. – Я хочу тринадцатый столик. Как узнать, который из них тринадцатый?
«Всё-таки серьёзный вариант моего… напарника я предпочитаю больше», - вздохнула про себя Ада. Чем дальше, тем больше непосредственность Николаса напоминала ребячливость.
Николас же отловил проходящего мимо официанта и попросил отвести их к тринадцатому столику.

12:50 

Тринадцатый (9)

...дышать...не дышать...
Когда они вернулись в офис, там творилось что-то удивительное. Офис был пуст, не было не только специалистов (которых, на самом деле, было трудновато застать в это время на рабочих местах; те из сотрудников, что не были на выезде или не составляли отчёты, страдая духовно и физически, исчезали из офиса по таинственным делам; редко-редко кто-то, кому почему-то некуда было идти в этот день, оставался маяться здесь бездельем), но и вездесущих менеджеров и даже техработников, которые выбирали для приведения в порядок рабочих мест именно это – спокойное дневное время. Ада не удивилась этому, не зная, собственно, как должен был бы выглядеть офис в эти часы, но Николас удивлённо протянул:
-Хм…
-Эй! – недоумённо воскликнула Ада, пытаясь включить рабочий экран. – Что это с ним?
Николас взглянул на свой, но пытаться включать не стал, а вместо этого сказал:
-Пойдём-ка пообедаем.
-А разве обеденный перерыв не через полтора часа? И надо же писать отчёт…
При слове «отчёт» Николас явно вздрогнул и нервно оглянулся.
-Не произноси этого слова без надобности, - твёрдо сказал он. – А то оно привлекает менеджеров, а пока нам с ними лучше не общаться.
Николас, всё ещё оглядываясь, потянулся к вешалке, хотя та была пуста.
-Что вы ищёте? – с интересом спросила Ада.
-Твой плащ, - сказал Николас.
-Тепло, я пришла так, - ответила девушка.
-Тепло, - пробормотал Николас, - вот в Вокхре тепло, а здесь… Однако, задерживаться не стоит. Пойдём.
-А ваш плащ где? – спросила Ада, вставая.
-В машине, - ответил Николас, подгоняя её жестами. – Обед не ждёт, вперёд-вперёд.
На лестнице Николас шёпотом сказал:
-Видела что с офисом?
-А что с ним? – так же шёпотом спросила Ада.
-Вот именно, - мрачно подтвердил Николас, замедляя шаг, проходя мимо двери второго этажа, где размещалось начальство. – Либо у нас очень срочная всеобщая летучка вон там, - он кивнул на дверь, - на ней лучше не присутствовать. Либо что-то случилось такое у нашего босса, что все разбежались, чтобы не попадаться ему на глаза.
-Странно, - задумчиво сказала Ада. – Я видела нашего директора на собеседовании, он такой милый человек.
-Обыкновенно – да, - кивнул Николас, открывая ей входную дверь. – Обыкновенно, но он же ингландец.
-Не может быть, - неуверенно возразила Ада.
-Ингландец-ингландец, - ответил её напарник. – И когда что-то такое… неожиданно неприятное случается, что заставляет его слишком сильно нервничать, он превращается… сама понимаешь, во что. Так что будет обедать как можно дольше. Какую ты знаешь самую далеко расположенную отсюда приличную забегаловку?
Ада засмеялась:
-У моего бывшего однокурсника есть кафе на окраине города. Там вкусно и недорого.
-Окраина города – очень хорошо, - похвалил Николас. – Как называется кафе?
-«Тринадцатый», - ответила Ада и остановилась. – Это машина?
То, что Николас называл «машиной», возможно, было ей когда-то, но после очевидно вложенных в неё денег, времени и фантазии превратилась в подобие обкатанного речного камешка. Если бы не сохранившиеся некоторые признаки, и узнать-то автомобиль в этом было бы нельзя. Совершенно гладкая, но не блестящая, а какая-то шершавая, всем своим видом она будто говорила: «Прокачу с ветерком! С ураганом!». Аде стало страшно. Если бы кроме этого чудовища на улицы было бы припарковано что-то ещё, у неё была бы надежда, что этот автомобиль принадлежит не Николасу, а кому-то другому. Но больше ничего способного передвигаться видно не было, к тому же, по совести говоря, Николасу такая машина шла.
-Да, это Мифуса, - заметил Николас. – По этому неудачнику не скажешь, но он помешан на скорости и на технике, все заработанные деньги в это вкладывает. Совершенный маньяк, ты знаешь. Я этого не понимаю, люблю классику. Мой автомобиль за углом.

12:36 

Тринадцатый (8)

...дышать...не дышать...
Альфа наливал жидкость в стакан, высоко подняв локоть, откровенно любуясь, как свет выпуклых потолочных ламп преломляется, проходя через струю. То самое довольство жизнью теперь просто исходило от него. Но «пробившись» через эту плотную «завесу», Ада поняла, что на самом деле Альфа был напряжён и собран, будто готовился не к привычной перебранке со старым товарищем, а к спору не на жизнь, а на смерть.
Омега приподнял рыбий хвост и резко отпустил его, тот упал на стол с громким сухим стуком, а стакан Альфы слегка вздрогнул. Злобно посмотрев на оппонента, Альфа поставил графин и поднял стакан.
-За дружбу и изотопы водорода, - сказал он и буквально опрокинул содержимое стакана в рот; было видно, как быстро вздрагивает кадык на его шее. При этом Альфа, то ли чтобы позлить Омегу, то ли чтобы помочь прохождению жидкости по пищеводу, издавал громкий звук, больше всего напоминающий бульканье.
-Да что же это такое! – с отработанной интонацией крайнего возмущения, но как-то без искры, без воодушевления, воскликнул Омега. – Глядите, люди добрые, он пьёт! Он пьёт и пьёт! А алкоголь, между тем, - худшее из зол. Человек, употребляющий алкоголь, есть животное! Скот! Скот!
-Ты кого назвал скотом? – без особой угрозы уточнил Альфа.
-Уж всяко ясно, кого! – запальчиво ответил Омега, уже проникаясь своим, по началу наигранным, возмущением. – И этот скот ещё рассуждает об изотопах водорода!
-Да! – Альфа стукнул стаканом по столу. – Рассуждал и буду рассуждать.
По стакану прошла трещина.
-Морда, стакан из-за тебя испортил, - расстроился Альфа, скидывая треснувшую посуду со стола одной рукой, а другой шарясь по полке под столом, куда обычно складывали салфетки. Достав маленький складной металлический стаканчик, он беззлобно заметил:
-Скальпелем бы тебя, морда, по морде твоей.
-Ах, скальпелем, скальпелем!.. – Омега хватал ртом воздух.
Ада прикрыла глаза. Звуковых эффектов вполне хватало.
…-Мысли появились? – спросил Николас, как только платформа начала опускаться.
-Да, почему вы не открыли портал прямо из-за зала? – спросила Ада. У неё с непривычки от долгого «слежения» за объектом болела голова.
-Во-первых, открывать портал прямо в зале, - неприлично, - ответил Николас. – Не считая того, что большинство залов защищены от этого, чтобы никто из сторон или их администраторов не мог сбежать в случае чего. Во-вторых, это всё-таки нетипичное место, нам придётся вернуться на то место, где мы появились.
-Спасибо, - сказала Ада. – Ясно. …Этот Альфа не похож на обычного человека, ну что не странно, конечно, учитывая, что это такое. Он «изнутри» - будто кокон или кочан капусты, снимаешь слой за слоем, и они так все чётко разделены. Как у людей не бывает. А у этого пять-шесть эмоциональных состояний – внешне такой раздолбай-пьяница, потом есть сосредоточенность, потом злость… Но это всё совершенно непримечательно.
-Всё? – спросил Николас.
Платформа опустилась, и они пошли по коридору.
-Я не знаю, - неуверенно ответила Ада. – Мне показалось, что там есть что-то ещё. Это… это ощущение, или подозрение, или … даже не могу определить точно. Будто это всё ширма, но если пытаешься заглянуть за неё, то оказывается, что там ничего нет и самой ширмы тоже нет… а объект стоит у тебя за спиной, будто ты прошла сквозь него.
И сама себе ответила:
-Глупости.
-Нет, - Николас даже улыбнулся. – Ты права, именно так оно и выглядит. Молодец, не каждый бы опытный переговорщик нашёл бы это, у тебя действительно значительные способности. Там есть что-то ещё. Мы должны постараться понять, что, когда будем составлять отчёт. Поймём – решим это дело.

16:59 

Тринадцатый (7)

...дышать...не дышать...
-Господа из «Ловушки»! – радостно сказал Альфа. Он был подшофе, весел и совершенно доволен жизнью.
-Приветствую, - кивнул Омега. – Садитесь к нам.
Ада посмотрела на Николаса. «Держи Альфу», - ответил Николас. Ада мимоходом удивилась, что Николас, по-видимому, счёл Омегу более сложным объектом.
Широко улыбнувшись, Николас каким-то особо добрым голосом поздоровался с договаривающимися сторонами:
-Здравствуйте, господа. Меня зовут Николас, мою помощницу – Ада. Мы будем наблюдать за тем, чтобы ваш спор был честным, по существу и протекал в дружественной обстановке.
Альфа фыркнул, но Николас не обратил на это внимания, уже отодвигая стул для Ады, выбрав для неё место, как ни странно, рядом с Омегой.
На столе бы приготовлены не только три графина со странного голубоватого цвета напитком, но и «закуска» - кусочки желе в виде рыбы и жаренных птичьих ножек, сушёные фрукты и соус к ним. Пере Омегой к тому же лежала высушенная до деревянного состоянии большая рыба. Пока Ада садилась, он наклонился к рыбе, шумно втянул ноздрями воздух, а потом повернулся к Аде и улыбнулся. Девушка постаралась не вздрогнуть слишком явно: зубы Омеги были заточены под клыки какого-нибудь хищника и смотрелись жутко; вместо этого она улыбнулась в ответ.
-Начнём! – Альфа шлёпнул по столу ладонью и потянулся к графину, другой рукой подтягивая к себе стакан.
«Это можно пить?» - продолжая улыбаться, спросила Ада. По счастью у мыслей нет интонации, и они не могли выдать её панику.
«Лучше не стоит», - ответил Николас. – «Я не представляю, что это такое. Работаем».

21:06 

Тринадцатый (6)

...дышать...не дышать...
Пространство «внутри мозга» клиента, с одной стороны, почти не отличалось от реального мира, сохраняя, например, ту же физику, с другой же стороны, оно как-то сразу давало понять незваным гостям, что они уже не у себя дома. Пока твой взгляд упирался во что-нибудь, этот предмет оставался чётким, но стоило начать смотреть на что-то другое, как краем глаза ты замечал: предмет начинает расплываться и терять очертания. Таким образом, чётким оставалось только пространство прямо перед тобой, а окружающее вытягивалось в некое подобие туннеля с призрачными стенами, и казалось, что скорость, с которой ты двигаешься, просто огромна.
Коридор закончился небольшой круглой комнатой с бугристым полом и потолком, теряющемся где-то очень высоко. Николас вошёл в комнату, как ни в чём не бывало, а Ада, только сделав несколько шагов, резко остановилась.
-Вот теперь меня мутит, - пробормотала девушка. Пол прогибался под ногами и производил впечатление чего-то живого, от чего исходил тёплый воздух и едва уловимый характерный запах.
-Мы в мозге, а не в желудке, - подбодрил её Николас. – Иди сюда.
Взяв себя в руки, Ада вышла на середину комнаты. Через секунду они почувствовали, как пол мелко задрожал и довольно быстро пошёл вверх.
Подъём продолжался достаточно долго, и всё равно они, кажется, не проехали и половины высоты комнаты, когда часть стены комнаты закончилась и открылся большой проём.
-Быстро, быстро, - сказал Николас, подхватывая Аду за локоть и увлекая к проёму, пока живая платформа не миновал его. Они спрыгнули с платформы и оказались в следующем коридоре, который, по счастью, был совсем коротким и привёл их в комнату для дискуссий. Именно в комнату для дискуссий, оформленную по всем правилам и в стиле Правого мира – с настенной росписью в голубых тонах, круглым потолком, мозаичным полом, где повторялись выложенный малюсенькими глиняными плитками фразы из «Перелесья». В центре комнаты стоял традиционный треугольный стол, за двумя его сторонами сидели господа Альфа и Омега, а третья явно была предназначена для Николаса и Ады.

21:29 

Тринадцатый (5)

...дышать...не дышать...
Николас вышел из портала, как из обычной двери, и было видно, что ему это далеко не впервой. Ада же почти выпала из дыры в пространственной «плёнке», но напарник ловко поймал её.
-Аккуратнее, коллега, - насмешливо сказал он. – Ты перемещаешься, как Мифус.
-А у вас, видимо, всё с первого раза всегда получается, - неожиданно зло ответила Ада, выпрямляясь и отталкивая его руки. – И что вам сделала этот несчастный, оставьте его в покое.
-Отнюдь, - немного удивлённо ответил Николас. – После первого перемещения меня тошнило, как и всех. А Мифус…
-Меня не тошнит, - отрезала Ада и отвернулась.
-Это очень странно. Ты уверена, что никогда раньше не пользовалась порталом? – Николас с интересом смотрел на неё, как она старательно, избегая поворачиваться в его сторону, оглядывает место, куда они попали.
-Я полагаю, что запомнила бы, - неприязненно ответила Ада, прикасаясь к стене коридора, где они находились. Стена упруго выгнулась под её пальцами. – Я родилась в Центре, это моё первое перемещение.
-А я из Вокхра. Маленький тихий провинциальный мирок, - легко сказала Николас. Ада пожала плечами и брезгливо тряхнула пальцами:
-На ощупь это место омерзительно.
Это был длинный извилистый коридор с круглым потолком и узорчатым полом, окрашенный в тёмно-серые тона и, по счастью, не напоминающий «внутренности мозга», чего Ада опасалась. Но на ощупь стены действительно были омерзительны, вызывая в памяти ассоциации с субпродуктами.
-Тогда я не буду их трогать, - Николас пошёл по коридору.
-Может быть, надо идти в другую сторону? - сказала ему в спину Ада.
Николас остановился, неспеша обернулся и очень мягко сказал:
-Дорогая, я полагаю, что мы будем с тобой работать ещё долгое-долгое время в будущем. И всё это долгое-долгое время мы будем напарниками, не говоря уж о том, что я всегда буду главным в нашем дуэте. Так что тебе придётся научиться делать то, что говорю я. Неплохо бы ещё, чтобы ты при этом понимала, что я прав, но это придёт не сразу, я готов подождать. Пока будет достаточно, если ты будешь идти в ту же сторону, что и я.
После этих слов Николас спокойно пошёл дальше. Около минуты Ада смотрела, как он удаляется; в её голове шёл спор разума, признававшего безоговорочно правильность доводов Николаса, и оскорблённого взбалмошного упрямства, которой удивляло её саму. «Мне с ним не сработаться», - грустно подумала она и, удержавшись оттого, чтобы по привычке проанализировать причину этой грусти, пошла вслед за Николасом.

09:19 

...дышать...не дышать...
Человек, оскорбляющий мёртвых, отвратителен и труслив. Человек, оскорбляющий мёртвых, прикрываясь при этом религией, - уже не человек.

12:12 

Тринадцатый (4)

...дышать...не дышать...
Ну что ж, этот документ подтвердил, что её подозрения насчёт этого дела вовсе не беспочвенны, и показал, что реальность намного хуже этих подозрений.
читать дальше

14:04 

Тринадцатый (3)

...дышать...не дышать...
-Николас, Ада, - к ним «подплыл» один из оплотов системы. – Надеюсь, вы уже познакомились? Вот бумаги по вашему делу.
И он ловко бросил на стол Николаса коробку с документами.
читать дальше

13:39 

lock Доступ к записи ограничен

...дышать...не дышать...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:10 

Тринадцатый (2)

...дышать...не дышать...
-Ты снова прокололся, Мифус, - продолжая посмеиваться, сказал Николас. – Который раз?
-Всего третий за месяц, - отмахнулся отдышавшийся наконец Мифус. – Всего третий, мой дражайший коллега.
-А месяц-то начался не так давно, - тем же насмешливым тоном заметил Николас.
-Твоё злорадство совершенно неуместно, - с достоинством ответил Мифус. – Прошу меня простить, я должен написать отчёт.
Он вылез из кресла, поправил пиджак и гордо удалился в другую комнату, к своему рабочему месту.
-Вы случайно не знаете, можно поменять напарника? – спросила Ада у Николаса.
-Нельзя, - тут же ответил Николас. – Тебе очень повезло с напарником. Подумай только, ведь тебе мог достаться Мифус, он сейчас тоже одинок. Я не прокалывался ни разу за последние пять лет, с тех пор, как сбежал с каторги.
-Каторжник, - пробормотала Ада.
-Ты привыкнешь, дорогая, - довольно заметил Николас. – Тебе понравится.
Через минуту, когда часы сиреной оповестили о начале рабочего дня, стали прибывать другие сотрудники «Ловушки». Большинство сотрудников были из других миров, иногда таких захолустных, что только жители и знали их названия. Практически все продолжали носить «национальные костюмы», некоторые из которых были слишком экстравагантными даже на вкус ко всему притерпевшихся аборигенов Центра. Казалось, что руководство собрало отщепенцев, бродяг и незаконных иммигрантов со всех трущобных районов Столицы, и многие неопытные провинциалы попались на эту обманку. «Ловушка» не держала неудачников в своём штате. Даже Мифус, несмотря на свою комичность, был специалистом, хотя в этом месяце ему действительно не везло.
Офис быстро наполнился людьми, но это были далеко не все работающие на «Ловушку». Кто-то был на задании, кто-то – в официальных отпусках и в неофициальных загулах, а некоторые просто не явились. Однако ещё ни один работник не был уволен за несоблюдение трудовой дисциплины, всё равно мало кто знал, что это такое, - включая руководство.
Единственными, кто появлялись строго в первую минуту после утренней сирены, уходили в последнюю минуту до вечерней и носили строгие официальные костюмы, были менеджеры. Они казались тем надёжным оплотом, на котором держалась вся система.

11:10 

Тринадцатый (1)

...дышать...не дышать...
Николас сидел спиной к двери, развалившись в кресле, и говорил по телефону.
-Не соглашайся, думаю, это ловушка, - сказал он, и в этот момент вошла Ада. Ада была новичком, было её первое рабочее утро, и она пришла раньше всех.
Она действительно пришла раньше всех, Николас на работе ночевал.
-Простите… - нерешительно произнесла Ада, и Николас резко обернулся на её голос. – Вы занимаете моё место.
-Это место моего напарника, - буркнул Николас, зажимая микрофон рукой, и снова заговорил в «трубку». – С кем ты споришь, я специалист… да, именно «экстра-класса».
-Мне сказали, что я буду здесь сидеть, - упорствовала Ада.
-Я тебе перезвоню, - бросил Николас, отключил телефон и поднялся. – Прошу, садись.
Пока Ада устраивалась, он оценивающе разглядывал её, уже прикидывая, над чем здесь придётся поработать.
-Я Николас, - сказал «специалист «экстра-класса».
-Я… знаю, - ответила Ада. Она странно смотрела на своего предполагаемого напарника. – Значит, вы уверены, что мы будем работать вместе?
-Ну я не знаю, - развеселился Николас. – А ты уверена, что тебе определили именно это место?
-Да, - Ада положила ладонь на пластинку опознавателя, и рабочий экран вспыхнул синим, включаясь. – Это точно моё.
-Гм, - Николас посмотрел на её руку. – Ты не замужем или просто не носишь браслетов?
-Не замужем и в ближайшие годы не планирую, - холодно ответила Ада.
-Это очень хорошо…
Свет на секунду погас, и прямо в комнате хлопнуло окно портала, продавливая кого-то, кто явно очень спешил. Из окна послышались гневные крики, но портал уже закрылся, причём с жутким скрипом, будто металлом по стеклу.
-Простите, - сказал выпавший из портала человек; он шлёпнулся в первое попавшееся кресло и тут же вскочил с отчаянным воплем и завертелся, стараясь разглядеть свою спину.
Николас захохотал.
-Так уж это смешно, - язвительное сказала Ада, поднимаясь. – Идите сюда.
Человек с готовностью подскочил к ней, повернулся спиной; на его пояснице красовалась тонкая полоска бумаги со знаком «Жало». Ада отодрала бумагу и, смяв, кинула в уничтожитель.
-Где ж вы так? – укоризненно спросила она.
Человек махнул рукой и вернулся в кресло.
-Варвары, - сказал он, видимо имея в виду клиентов. – Просто варвары. Не понимают, что со специалистами так нельзя поступать.

13:06 

lock Доступ к записи ограничен

...дышать...не дышать...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:58 

lock Доступ к записи ограничен

...дышать...не дышать...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:12 

lock Доступ к записи ограничен

...дышать...не дышать...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:10 

lock Доступ к записи ограничен

...дышать...не дышать...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Баллада

главная